Магия Друидов

Дракон Киана, сына Ойлила Оллуйма

Кабинет МД
В Аргемону
    Кабинет » Библиотека МД

Переработка из саги «Преследование Диармайда и Грайне»

    Случилось это в те времена, когда Ойлил Оллуйм выехал на прекрасной колеснице из своего Дун-Эохарвуйга вместе с Садв, дочерью Конна Ста Битв, своей женой и милой супругой.
   И увидела его жена Садв, дочь Конна Ста Битв, над своей головой терновую ветвь, усыпанную черными ягодами. И охватило ее неодолимое желание отведать этих ягод. Она сказала об этом своему мужу и милому супругу Ойлилу Оллуйму, и он поднялся на самую вышку колесницы и низко пригнул терновую ветвь, чтобы Садв, дочь Конна Ста Битв, могла насладиться черными ягодами.
   Затем они возвратились в свой дом, а через некоторое время Садв родила здорового, смуглого и красивого мальчика, который и был назван Кианом, сыном Ойлила Оллуйма.
   Король Куарруйде Луахра взял мальчика к себе на воспитание. Но у этого мальчика вокруг головы был обруч. И по мере того как вырастал мальчик, вырастал и обруч.
   Так в доме доброго короля рос и мужал Киан, пока не исполнилось ему двадцать лет.

   У Ойлила Оллуйма было еще два сына, и к этому времени все они стали сильными и могучими воинами.
    И было у этих трех воинов три верных и преданных слуги. Однажды эти слуги пошли в дом Сгатана, сына Сканлана, чтобы их там приняли как гостей и оказали им почет, какой подобал их хозяевам. Сгатан принял их очень радушно, угостил их вдоволь всякими яствами и уложил спать. На другой день Сгатан сказал им:
   - Сегодня вечером в моем доме будет большой пир, ибо должен прийти ко мне Финн, сын Кумала. Я распорядился, чтобы вас хорошо накормили в другом месте, но не заходите в большой зал на торжественный пир.

    В тот вечер они вдоволь поели того, что им было предложено у Сгатана, и, поднявшись рано на следующее утро, покинули дом Сгатана, сына Сканлана, и вернулись назад, в Дун-Эохарвуйг.

    Случилось так, что трое могучих сыновей Ойлила Оллуйма - Эогаи Мор, Кормак Мор и Киан - были в то время в прекрасной долине и слуги встретили их там.
   Эогаи Мор спросил своего слугу, где он провел все это время.
   - Мы были в доме Сгатана, сына Сканлана, - ответил его слуга.
   - Как принимал тебя Сгатан, сын Сканлана, и хорошо ли потчевал? - спросил его Эогаи Мор.
   - Он нас щедро угощал, - сказал ему слуга.

   Тогда Кормак Мор обратился к своему слуге и спросил его о том же.
   - Я остался доволен его угощением, - ответил ему слуга.

    И Киан спросил своего слугу, хорошо ли угощал его Сгатан, сын Сканлана.
   - Плохо принимал нас Сгатан, сын Сканлана, - ответил слуга Киана, - ибо он сказал нам, что в его доме готовится пир для Финна, сына Кумала. Но он не позволил нам быть на нем.
   - Не слушай его, о Киан,- сказали другие слуги, - ибо нас отлично накормил Сгатан, сын Сканлана.
   - Он заплатит мне за то, что плохо принял моего слугу, - сказал Киан.
   - Не говори так, о Киан,- сказал Кормак Мор, - ибо Сгатан, сын Сканлана, - мой покровитель и добрый волшебник, но Финн, сын Кумала, - его могучий повелитель.
   - Это меня не касается, - сказал Киан. - Я пойду к нему, и пусть он побреет мне голову.

    А надо сказать, что каждому, кто брил Киану голову, Киан потом срубал его собственную.
   Итак, Киан двинулся в путь и шел не останавливаясь, пока не достиг замка Сгатана, сына Сканлана. Случилось так, что в тот день Сгатан был в долине, и Киан подошел к нему и попросил побрить ему голову.

    - Изволь, - отвечал Сгатан, - потому что брить - для меня дело обычное, и я охотно сделаю это для тебя. В каждый дом захожу я для этого. Пойдем ко мне, и я побрею тебя.
   Киан вошел в его дом. А Сгатан направился в свою опочивальню, надел на себя кольчугу и опоясался мечом, взял в одну руку нож, а в другую сосуд с водой и затем пошел туда, где ожидал его Киан.
   Когда Киан увидел Сгатана в полном вооружении, он спросил его:
   - Зачем взял ты свое оружие с собой?
   - Слышал я, - отвечал Сгатан, сын Сканлана, - что в обычае у тебя убивать каждого, кто бреет тебе голову. Но все же я побрею тебя.

    После этого Сгатан развязал повязку вокруг головы Киана и увидел огромный обруч, обвивавший его голову.
   - Должно быть, ты убиваешь каждого, кто бреет тебя, для того чтобы скрыть ото всех этот обруч? - спросил Сгатан.
   - Ты прав, Сгатан, - ответил ему Киан, - я в самом деле потому убиваю каждого, кто бреет меня, чтобы люди не узнали про мой обруч. Но ты не должен бояться меня, Сгатан.
   - Клянусь словом воина, - сказал Сгатан,- я сейчас сделаю так, что заставлю тебя убить меня, ибо я могу узнать не только про твой обруч, но и про то, что скрывается в нем.

    И, сказав это, он тут же неожиданно ударил своим ножом по обручу с такой силой, что таившийся в нем дракон выскочил оттуда и подобно молнии взвился на воздух, поднимаясь все выше и выше, пока не достиг вышки дома Сгатана. А затем он спустился вниз и, усевшись на копье Киана, обвился вокруг него огромным, тяжелым узлом.

   Когда голова Киана была обрита, Сгатан хотел убить дракона. Но Киан попросил его не делать этого, пока он не отнесет дракона к Садв, дочери Конна Ста Битв.
   - Ибо в ее чреве был он зачат, - сказал Киан.

   Тогда приложил Сгатан бальзам и целебные травы к ранам, что открылись на голове Киана в тех местах, где сжимал ее обруч, и Киан пошел своей дорогой в Дун-Эохарвуйг, неся перед собою копье с драконом, который обвился узлом вокруг его острия.
   Случилось так, что Ойлил Оллуйм со своей женой и милой супругой Садв, дочерью Конна Ста Битв, в это время был в долине, и Киан встретил их там.
   Киан рассказал им всю историю с драконом от начала до самого конца. Выслушав ее, Ойлил Оллуйм приказал Киану убить дракона, но Садв сказала:
   - Не делай этого, Киан! возможно, что судьбою тебе назначено прожить столько же, сколько этому дракону.

   И на семейном совете Ойлилом Оллуймом, Садв и Кианом было решено не убивать дракона, а построить для него деревянную клеть и доставлять ему туда обильный корм, свежее мясо и живительную влагу.
   В этой клети дракон рос и стал таким огромным и сильным, что сделалось ему тесно в отведенном ему месте, и он мог легко разрушить свою деревянную ограду.
   Поэтому в Дун-Эохарвуйге решили обнести его более высокой и крепкой стеной.
   И за этой стеной он рос в течение года, и выросло у него сто голов, а в каждой голове зияла страшная, алчная, стозубая пасть, которою он мог пожрать воина в полном вооружении.

   Как раз в это самое время и в эту пору года король Куарруйде Луахра прибыл в Дун-Эохарвуйг, чтобы проведать своего приемного сына и воспитанника Киана, сына Ойлила Оллуйма.
   И когда король Куарруйде Луахра услышал рассказ об этом страшном драконе, он поднялся на стену той крепости, которой был обнесен дракон, чтобы посмотреть на него и своими собственными глазами увидеть небывалое чудо.
    Когда дракон увидел короля Куарруйде Луахра, он в ярости кинулся на него и впился в него своими острыми ядовитыми зубами и обвил его ноги своим страшным извивающимся туловищем, так что король не смог устоять и был проглочен одной из ста отвратительных его пастей.
    Когда все воины, женщины и дети увидели это страшное зрелище, они с воплями и криками покинули в страхе и ужасе несказанном то место, где у них на глазах был проглочен славный и бесстрашный король. И поселились в их сердцах тоска и невыразимое горе.
    И после того, как они навсегда ушли оттуда, цветущая и плодородная долина Дун-Эохарвуйг превратилась в безжизненную и вымершую пустыню.

   Когда Ойлил Оллуйм услыхал эту скорбную весть, он сказал, что дракон должен быть умерщвлен, ибо он может принести еще большие бедствия и несчастья их людям. И Садв, дочь Конна Ста Битв, тоже согласилась с тем, что страшный дракон должен быть убит.
   Тогда самые отважные воины возвратились в Дун-Эохарвуйг, который был всеми оставлен и покинут, и зажгли длинные языки ярко-красного пламени вокруг крепости, в которую был заключен страшный дракон.
   Когда дракон почувствовал жар огня, и когда раскаленные желтые языки лизнули его холодное черное тело, и несокрушимая крепость рухнула, дракон стремительно взвился в воздух и понесся на запад.
   Там он опустился в темной пещере Фарна, в Корне-Уй-Дуйвне.

    Дракон поселился в этой мрачной и глубокой пещере и окружил ее запретным кругом, так что ни Финн, сын Кумала, ни ирландские феннии, не дерзали переступить его, и не смели охотиться или ловить там рыбу, пока был жив страшный дракон.

   И однажды Финн, сын Кумала, пожелал получить голову этого дракона от Конана, сына Лиатлуахра, в качестве выкупа за убийство своего отца. Конан, как истинный воин, решил, что скорее найдет свою смерть, добывая голову дракона, чем с позором вернется туда, где вырос.
    Конан никогда бы не справился с драконом, если бы Диармайд не почувствовал к юноше расположение и не дал ему свое заговоренное копье Га-Дарг. Это копье было единственным оружием, которым можно было убить дракона.

   Когда Конан достиг пещеры Фарна, в Корне-Уй-Дуйвне, он взял в руки тяжелое волшебное копье Га-Дарг, метко нацелил его и пронзил им самое сердце дракона.
    И был тот удар таким верным, а копье обладало такой чудесной силой, что дракон пал бездыханным в той пещере.
    Тогда Конан срубил одну из его ста голов и принес ее Финну как выкуп.

   

(c) Ary-Juver. 2011